Category: армия

С Праздником! День ракетных войск и артиллерии







День ракетных войск и артиллерии — памятный день, который ранее отмечался в СССР, а на современном этапе отмечается 19 ноября в России, в Белоруссии и в Казахстане.


День артиллерии был установлен Указом Президиума Верховного Совета СССР, от 21 октября 1944 года.[4] Дата 19 ноября была выбрана по следующей причине: 19 ноября 1942 года с мощной артиллерийской подготовки Юго-Западного и Донского фронтов Красной Армии началась операция «Уран» — советское контрнаступление в ходе Сталинградской битвы, начало коренного перелома в ходе Великой Отечественной и всей Второй Мировой войны.


Перевод инструкции Геббельса относительно описаний действий советских солдат (оборона Севастополя)

«Кто знает, что первый закон истории — бояться какой бы то ни было лжи, а затем не бояться какой бы то ни было правды? Трудным представляется писать историю. Саллюстий»

*************************************************************************

Перевод инструкции Геббельса относительно описаний действий советских солдат после обороны Севастополя

Я посчитал интересным привести перевод этого документа – оригинал приложен в сканах. Он хранится в Бундесархиве. Мне документ предоставил для работы Nick Smirnov.
Перевод мой.

-------------------------------------------------

Бундесархив RW 4 – 257 стр 351-352
Имперское министерство народного просвещения и пропаганды
Инвентаризационный номер RV 1-180/42-51-11,5
Берлин 13 июля 1942 года
Начальнику отдела пропаганды штаба вермахта

Касательно инструкций по ведению пропаганды, высказанных господином министром пропаганды.

Collapse )

Участвующая в военных учениях «Центр-2019» китайская армия доехала до России

9 сентября, «Жэньминь жибао» онлайн — 7 сентября после обеда по местному времени последний китайский воздушный эшелон успешно доехал до Оренбургской области в России, что означило все эшелоны (в том числе 8 сухопутных и 11 воздушных) участвующей в военных учениях «Центр-2019» китайской армии доехали до места назначения. http://russian.people.com.cn/n3/2019/0909/c31519-9613325.html

11 сентября, «Жэньминь жибао» онлайн — 5 сентября по местному времени восемь военных вертолетов НОАК, в том числе 4 боевых Чжи-10 и 4 транспортных Ми-171, долетели до Челябинского аэропорта. Здесь они заправились и полетели в аэропорт Оренбурга для участия в военных учениях «Центр-2019» с 16 по 21 сентября.

По имеющимся сведениям в китайскую команду входят около 1600 солдат, 300 с лишним военных машин, а также примерно 30 самолетов и вертолетов.

http://russian.people.com.cn/n3/2019/0911/c31519-9613876.html

Жэньминь жибао он-лайн

В Воронеже рассекретили архивы о людях «И»

В годы Великой Отечественной на немцев, в том числе и в Воронежской области, работали «Люди И». Название получили от города Иббенбюрен, где их и обучали. Это агенты Абвера, бывшие военнопленные, исключительно украинцы, которые три месяца проходили спецподготовку. Особое внимание в ней уделяли истории Украины – преподавалась она в антисоветском ключе.

Показания нескольких таких «людей И» сейчас рассекретило воронежское Управление ФСБ. Документы войдут в 5-тый том серии книг Сергея Филоненко о войне на Воронежской земле.

Тогда чекисты активно участвовали в боевых действиях и обезвреживали диверсантов. Среди 13 рассекреченных документов – аналитические обзоры, описаны зверства оккупантов. В частности, служебная записка офицера, который нашёл место массового расстрела в Песчаном логу.

Но большинство касаются как раз «людей И». Их чаще использовали как пропагандистов. Внедряли в лагеря для военнопленных, в рабочие команды – в них «люди И» занимали «удобные» должности – переводчиков или поваров. Снабжались письменными принадлежностями – для доносов.

Документы сообщают и о влиянии агентов в УПА – украинской повстанческой армии. В бумагах есть и недостоверные сведения – машинисты или переводчики, например, ошиблись даже в написании названия Иббенбюрен.

– Чисто вот такие технические вещи, и он в переводе так и будет с одной буквой, я её не добавлял, потому что не имею права. Это первоисточник, это документ. А по существу всё это 100%. То есть, 100% Абвер готовил кадры для УПА. И этот факт подтверждён этими документами, – рассказал военный историк, доктор исторических наук Сергей Филоненко.

Видео: https://vestivrn.ru/media/archive/video/2019/05/gdE6XfiBfQH95ZTBbhBwIo41U2xvKq-_.mp4

https://vestivrn.ru/news/2019/05/07/v-voronezhe-rassekretili-arkhivy-o-lyudyakh-i/?fbclid=IwAR3NUtvOSlNnz_932LA1wQ1UAnQySZ2RJjbVmwWifnEJIgrpK6uKELGF9_s

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ КУРСК: ГЛАВНАЯ БИТВА ЛЕТА


В отличие от нас участники Курской битвы не знали, чем всё закончится. Когда весной и в начале лета 1943-го из немецких окопов кричали «зима ваша, лето наше», им, конечно, отвечали что-то обидное. Но на душе у советских бойцов всё равно было неспокойно. Сотни тысяч зарывшихся в землю солдат и командиров под Курском хотели одного — чтобы и лето 43-го стало «нашим».  

Счастливый билетик разведки Старые солдаты, неделями без устали вгрызавшиеся лопатой в землю Курской дуги, давно усвоили одно из негласных правил войны. Даже если ты крепкий боец, подготовил сильную позицию и пристрелял ориентиры, тебя ничто не убережёт от провала соседа или штабов. Придётся бросать все плоды своего труда и устало ввинчиваться в круговерть ночных маршей и наспех подготовленных контратак.  Солдатам и командирам на передовой об этом не докладывали, но именно перед Курском разведка едва ли не единственный раз за всю войну добыла документ с планом наступления врага.  Обычно работа разведчиков попадала в категорию «слухи, сплетни» и «нам кажется» (креститься в СССР было не принято). 

Весной 1943-го эти ребята вытянули счастливый билетик. Барон Вейхс, заменявший зубра блицкригов Манштейна на посту командующего ГА «Юг», послал очередной рутинный доклад в Берлин по радио. Донесение перехватили и расшифровали англичане. А дальше в дело вступила «кембриджская пятёрка» (ядро сети советских агентов в Великобритании).  Немецкий план на столе у командования стал хорошей заявкой на «наше лето».  

Collapse )

Афганистан — они были первыми. 40 лет группе спецназа КГБ СССР «Зенит» Часть вторая

Продолжение. Часть первая
В течение дня Бояринов или Глотов также собирали свободный состав на 30−40 минут для информирования об оперативно-политической обстановке. Так что для сна больше шести часов в сутки, и то в лучшем случае, выкроить никак не удавалось. Быт оставлял желать лучшего даже по сравнению со «спартанскими» условиями жизни на КУОС с его коридорными «удобствами» и кроватями с металлической сеткой, поскольку спать приходилось в одной большой комнате-классе сначала на раскладушках, а затем на солдатских кроватях, причём первую неделю вообще без постельного белья.
Август 1979 – первая и единственная фотография на снятой «секретной» вилле – в первом ряду четвёртый справа Бояринов, справа за ним во втором ряду Глотов. Первый справа во втором ряду – Яковлев. На переднем плане афганская борзая хозяев виллы, которая так и осталась жить на виллеАвгуст 1979 – первая и единственная фотография на снятой «секретной» вилле – в первом ряду четвёртый справа Бояринов, справа за ним во втором ряду Глотов. Первый справа во втором ряду – Яковлев. На переднем плане афганская борзая хозяев виллы, которая так и осталась жить на вилле

Питание было вообще, мягко говоря, никакое. Денег на приобретение продуктов в первое время совсем не было, поскольку первые командировочные в афганях выдали только недели через три. Привезенный с собой сухой паёк расходовали настолько экономно, что некоторые «зенитовцы», и без того не толстые, потеряли в весе за два месяца по 10−15 килограммов. Меню не страдало ни разнообразием, ни объемом. Завтрак: две галеты, два кусочка сахара, стакан чая и 100-граммовая банка консервированной каши на двоих. Обед: три галеты, полтарелки прозрачного жиденького супа, в котором плавают полкартошки и пару волокон тушенки (одна 525-граммовая банка на 38 человек!), 100-граммовая банка каши и стакан компота. Ужин: две галеты, два кусочка сахара, стакан чая и 100-граммовая банка каши на двоих.
Довольно забавным было и соблюдение абсолютного запрета на употребление спиртных напитков. На КУОС, в отличие от других учебных заведений КГБ, употреблять спиртные напитки в общежитии не запрещали. Но перед вылетом в Афганистан Бояринов объявил, что на период командировки употребление любого алкоголя категорически запрещено в даже самых минимальных количествах, и по любому поводу. Это было принято к сведению и спорить, конечно, никто не стал, но водку-то все равно взяли, поскольку от дней рождения никуда не денешься, а таможенных досмотров, по вполне понятным причинам, ГСН не проходила. Поэтому «даты» в данной ситуации отмечались весьма своеобразно, — перед обедом или перед ужином (в зависимости от обстановки) группка в 5−7 человек мгновенно концентрировалась в обусловленном месте, водка молниеносно разливалась в подставленную посуду, краткость тоста с пожеланиями была просто гениальной, а затем народ, как ни в чём не бывало, шёл в столовую «закусывать», если это можно было так назвать, исходя из вышеприведённого «меню».
Нестыковки организационного плана были не только бытовыми. По вполне понятным причинам «зенитовцам» категорически запретили сообщать перед выездом родным, куда они отправляются. Поэтому по рекомендации начальства все стандартно написали, что едут на два месяца в горы и писать оттуда не смогут… ввиду отсутствия там почтового отделения?! Через неделю после прибытия в Кабул «зенитовцам» озвучили «горный» адрес для переписки с родными: «Посольство СССР в Афганистане». Можно только представить себе родственников, ещё не отошедших от «гор» без почтового отделения, при прочтении адреса «почтового отделения» в этих «горах». Вскоре посольскую почту заменили на полевую, что только подчеркнуло недоработку некоторых организационных моментов.
Были и достаточно смешные эпизоды, связанные с той же чрезмерной страстью к вопросам конспирации. На КУОС все учились не под своими фамилиями и потому настоящих фамилий своих однокурсников куосовцы практически не знали. Эти псевдонимы в целях конспирации решили сохранить и на период командировки, хотя загранпаспорта были выписаны на настоящие фамилии. Но поскольку в группе были куосовцы из разных выпусков, а разнообразия предлагаемых псевдонимов на КУОС не наблюдалось, то в группе оказалось сразу несколько псевдооднофамильцев, в связи с чем, естественно возникла путаница, так что в конечном итоге пришлось переходить на настоящие фамилии. Правда, от этого стало не намного легче, поскольку основная часть группы была выпуска 1979 года, уже привыкшая к псевдонимам своих товарищей и без дополнительного уточнения кто есть кто, иногда было трудно сразу сообразить, с кем надо идти в наряд или выезжать в город.
Впрочем, никто на эти моменты не жаловался и жизнь они особо не омрачали, поскольку все понимали, что они первые и поэтому организационные нестыковки вполне естественны. Несмотря на определённые организационно-бытовые неурядицы, на первом плане всегда была работа, в которой физическая охрана посольства всё больше отходила на второй план, да и людей для неё оставалось всё меньше, поскольку несколько человек, например, уехали в провинции, чтобы получать информацию о ситуации не только в Кабуле. В отдельной комнате-классе, где жили руководители ГСН и которая по этой причине громко называлась «штабом», размещалась также радиостанция, с которой в Управление «С» ежедневно уходили шифровки с собственной информацией «Зенита» о ситуации в Афганистане и её оценкой, которая не всегда совпадала с другими источниками, поскольку у «зенитовцев», включая руководство ГСН, всегда был свой взгляд на происходящие события и перспективу их развития.
Поначалу жизнь несколько отравляло отсутствие нормального отношения со стороны посольского контингента вследствие позиции жены посла, которая в любом посольстве фигура если и не первая, то и определённо не вторая, и потому её отношение к «зенитовцам» не могло не сказываться и на отношении со стороны остальных посольских работников, что было достаточно неприятно. К тому же посольский контингент никак не мог понять, что это за непонятные «солдаты», которые то сутками сидят на постах на крышах зданий, то патрулируют посольство в какой-то странной форме песочного цвета без каких-либо знаков отличия, но с оружием, то в гражданке, но опять-таки с оружием, уезжают в Кабул даже тогда, когда вообще никого в Кабул из посольства не выпускают.
Поскольку обстановка постепенно накалялась, то, чтобы выйти из этого положения, Бояринов организовал показательные занятия для посла и руководителя Оперативной группы КГБ в Афганистане Бориса Семёновича Иванова. Увиденная отработка приемов самообороны с различными видами оружия прямо на бетонных плитах школьного двора, метание ножей, топоров и других острых предметов настолько впечатлила посла, что по его просьбе для дополнительной охраны его и Иванова сразу же было выделено три «зенитовца», которым предоставили посольскую Волгу ГАЗ-24 с форсированным двигателем, а все запреты «послицы», как её между собой называли «зенитовцы» после инструктажа Бахтурина, немедленно были сняты, что впрочем, вызвало с её стороны только ещё большее негодование, а сама она по-прежнему относилась к «зенитовцам» с откровенной неприязнью.
В августе в Кабул с очередной попыткой примирения Тараки и Амина прилетел член Политбюро ЦК КПСС Борис Николаевич Пономарёв. Естественно, что его дополнительной охраной было поручено заниматься «Зениту». По этому случаю был организован ещё один пост в примыкавшем к внешней ограде посольства саду резиденции посла, где должен был жить Пономарёв во время своего пребывания в Кабуле. Территория резиденции посла, включая сад, была отделена от территории посольства и могла посещаться только по приглашению посла либо его супруги. На новый круглосуточный пост было выделено 6 человек, что, конечно, стало дополнительной нагрузкой, но особых нареканий ввиду её краткосрочности не вызвало. Тем не менее, уже первая пара вернулась с поста в шоковом состоянии, поскольку «послица» не упустила представившийся шанс продемонстрировать «солдатам» своё отношение к ним. Эта ситуация подробно описана непосредственным участником событий «зенитовцем» Валерием Куриловым в 14 главе написанной в соавторстве с начальником Управления «С» Юрием Дроздовым книги «Шторм-333», когда «послица» на виду у изумлённого наряда пересчитала фрукты на деревьях и овощи на грядках, а затем грозно «зенитовцев» предупредила: «Ничего здесь не трогайте, это наш садик! Смотрите… я всё здесь запомнила!»
Июль 1979 – во время изучения города, слева первый Борис Пономарёв, третий — Фёдор ЯковлевИюль 1979 – во время изучения города, слева первый Борис Пономарёв, третий — Фёдор Яковлев

Кстати, и Пономарёв, и Пузанов отнеслись к присутствию поста «зенитовцев» в «садике» совсем по-другому. В один из дней, поздним вечером Пономарёв вместе с послом во время разговора начали прохаживаться по дворику, примыкавшему к воротам внешней ограды посольства, а затем и вовсе остановились возле самых ворот. «Зенитовцам» пришлось выйти из темноты сада и попросить их в целях безопасности от ворот отойти. Они не только абсолютно нормально отреагировали и на появление «зенитовцев», и на их просьбу, и на то, что «зенитовцам» хорошо слышен их весьма конфиденциальный разговор, и даже минут десять с «зенитовцами» пообщались. Пономарёв расспрашивал их о впечатлениях об Афганистане, условиях жизни и службы. При этом он вспомнил, как на Политбюро обсуждался вопрос о направлении группы спецназа в Афганистан и был доволен тем, что время показало правильность такого решения, сославшись при этом и на мнение Пузанова.

Июль 1979 – двое из группы сопровождения посла – слева бакинец Алик Оруджев, справа воронежец Борис Пономарёв










Июль 1979 – двое из группы сопровождения посла – слева бакинец Алик Оруджев, справа воронежец Борис Пономарёв


Впрочем злость «послицы» была понятна, поскольку к этому времени отношение посольского контингента к «зенитовцам» резко изменилось. На это повлияло и нахождение «зенитовцев» в охране Пузанова и Иванова, и просочившаяся информация о показательных занятиях и принадлежности группы к КГБ, и, самое главное, начавшееся после снятия всех запретов общение, и иногда довольно близкое, «зенитовцев» с «посольскими», по поводу которого Бахтурин уже молчал. Кроме того, в это время обстановка в стране чрезвычайно осложнилась в результате обострения борьбы за власть между Тараки и его «верным последователем» Хафизуллой Амином, сопровождавшейся кровопролитными столкновениями их сторонников и беспорядками в Кабуле, в которые иногда попадали во время пребывания в городе сотрудники посольства и советские специалисты. В этих случаях «зенитовцам» приходилось выезжать в Кабул и либо вывозить соотечественников из опасных мест на своих машинах, либо сопровождать их машины до места проживания.
Следует отметить, что в тот период большинство афганцев к советским («шурави») относились крайне уважительно, поскольку СССР оказывал Афганистану очень большую многостороннюю помощь, и афганцы об этом не только знали, но и высоко ценили такое отношение. «Шурави» были желанными и почетными гостями в любом афганском доме и потому во время беспорядков 1979 года афганцы часто укрывали наших соотечественников в своих магазинах, лавках и даже домах, и сообщали по телефону в посольство, куда надо за ними приехать, а в это время угощали всем, чем могли. Так что и приехавшим забирать советских граждан «зенитовцам», чтобы не обидеть гостеприимных хозяев, тоже частенько приходилось принимать угощение, в ходе которого с хозяином иногда устанавливались и более близкие контакты, впоследствии иногда даже перераставшие в оперативные. Ну, а работники посольства и советские специалисты, которых в данной ситуации петляя по Кабулу, чтобы объехать места столкновений, «зенитовцы» развозили по домам, естественно, уже не видели в своих спасителях неких «солдат», а наоборот, рассказывали окружению о своём спасении «зенитовцами».
Кабул образца 1979 года представлял собой весьма колоритное зрелище. «Зенитовцев» поражали просто удивительные честность, доверчивость и искреннее гостеприимство афганцев к совершенно незнакомым людям. Например, в лавке с любым товаром тут же прямо на прилавке стояла коробка с деньгами, а после просьбы показать какую-нибудь вещь хозяин мог на 20−30 минут уйти на склад, оставляя совершенно незнакомых покупателей, да ещё иностранцев, в лавке со всем товаром и деньгами. Первое время «зенитовцы» считали, что это могла быть провокация и потому в отсутствие хозяина старались держаться поближе к дверям лавки, однако возвратившийся афганец никогда даже не смотрел ни на деньги, ни на наличие товара. По его поведению было совершенно очевидно, что у него и мысли не возникало о том, что покупатели могли во время его отсутствия что-то украсть.
В порядке эксперимента «зенитовцы» пару раз приходили в лавку, хозяин которой их вообще никогда не видел, выбирали товар, торговались, а когда доходило до расчета, хлопали себя по карманам, изображая, что забыли деньги. Хозяин тут же отдавал выбранный товар и говорил, что деньги можно привезти завтра-послезавтра, а покупку «шурави» могут забрать прямо сейчас. На базаре, где бродили выпрашивающие подаяние нищие, из открытой машины («уазик» со снятым тентом) ни разу не пропала ни одна вещь, лежащая прямо на сиденье в течение часа-полутора, пока «зенитовцы» осматривали рынок и изучали прилегающие кварталы, поскольку это были места, куда чаще всего приходилось выезжать во время беспорядков. Впрочем, Кабул удивлял не только за счет восточной экзотики. В Афганистане были очень дешёвые продукты питания, практически отсутствовал паспортный режим для иностранцев и было сколько угодно гашиша, поэтому на протяжении довольно длительного периода сюда на лето съезжались хиппи со всего мира. Афганцы относились к ним весьма снисходительно, поскольку для них это была, скорее, иллюстрация упадка западной цивилизации — скорбная участь тех, кто не верит во всемогущество Аллаха.
Тем временем, обстановка в Афганистане продолжала обостряться и Амин уже в открытую начал конфликтовать с Тараки, вынуждая последнего уйти в добровольную отставку. В этой ситуации руководством СССР было принято решение о продлении миссии ГСН «Зенит» и подготовке ГСН «Зенит-2» для дислокации которой недалеко от посольства была арендована вилла. 4 сентября большая часть ГСН «Зенит» улетела на Родину, передав охрану посольства на этот раз настоящим пограничникам, а часть «зенитовцев» осталась на вилле уже для выполнения исключительно оперативных задач. 19 сентября в Кабул прилетел оперативный состав ГСН «Зенита-2», функции, состав и командиры которого постоянно менялись соответственно меняющейся в стране ситуации и задачам, а по срокам пребывание «Зенита-2» затянулось до 5 февраля 1980 года, когда группу сменили 32 человека из ГСН «Зенит-3», прилетевшей на месяц для замены остававшихся к этому времени в Кабуле порядка 30 человек из «Зенита-2», из которых 12 человек 7 января 1980 года включили в состав личной охраны нового президента ДРА Бабрака Кармаля, охраной которого с момента его прилёта в Афганистан в декабре 1979 года занималась часть антитеррористической группы КГБ «Альфа», а также, фактически, для окончательного свёртывания программы «Зенит».
Продолжение следует....
Федор Яковлев
Источник: https://regnum.ru/news/society/2658354.html

Как враг оценивал нас накануне войны. И как они посчитались...



Картинки по запросу 22 июня 1941 фото

 ИЗ ДОКЛАДА О ПОЛИТИКО-МОРАЛЬНОЙ УСТОЙЧИВОСТИ
СОВЕТСКОГО СОЮЗА И О БОЕВОЙ МОЩИ КРАСНОЙ АРМИИ. ОТДЕЛ ИНОСТРАННЫХ АРМИЙ ВОСТОКА ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА СУХОПУТНЫХ
ВОЙСК
1. 1. 1941.
Отпечатано 2000 экз.
Экз. № 1195. Секретно

Главное командование сухопутных войск
 Генеральный штаб сухопутных войск.
IV-й оберквартирмейстер.
Отдел иностранных армий Востока.
II отделение.
№ 100/41.

[……… ]
Вооруженные силы Советского Союза, видимо, должны быть пере­строены на новой основе, особенно с учетом опыта финской войны. От большевистской мании величия, от проведения гигантских маневров и крупномасштабных учений Красная Армия возвращается к скрупулез­ному индивидуальному обучению офицерского и рядового состава.
Командный состав всех степеней (офицеры и сержанты) получает больший вес в обществе. Значительно строже становится дисциплина (упразднение института комиссаров; введение офицерских и сержант­ских званий; генеральская форма одежды; отдание чести; новые слу­жебные книжки; введение более строгих дисциплинарных взысканий; предписания о ношении формы одежды в правилах поведения в об­щественных местах).
Все эти меры должны обеспечить постепенное совершенствование Красной Армии во всех областях службы. Однако в России плоды новых методов станут ощутимыми лишь через несколько лет, если не десятилетий. В ближайшее время повсеместно возникнут серьезные раз­личия в качестве войск. Части, находящиеся под наблюдением энер­гичных военачальников высокого ранга, уже вскоре достигнут сдви­гов в знаниях и боеспособности. Но крупные провинциальные контин­генты армии будут совершенствоваться лишь медленными темпами. Не изменится русский народный характер: тяжеловесность, схематизм, страх перед принятием самостоятельных решений, перед ответственно­стью.
Командиры, всех степеней в ближайшее время не будут еще в со­стоянии оперативно командовать крупными современными соединения­ми и их элементами. И ныне и в ближайшем будущем они едва ли смо­гут проводить крупные наступательные операции, использовать благо­приятную обстановку для стремительных ударов, проявлять инициативу в рамках общей поставленной командованием задачи.
Войска, обладающие определенными достоинствами благодаря своей численности и насыщенности огневыми средствами, будут сражаться храбро. Но требованиям современного наступательного боя, особенно в области взаимодействия всех родов войск, солдатская масса не отвечает; одиночному бойцу часто будет недоставать собственной инициативы. В обороне, особенно заблаговременно подготовленной, Красная Армия окажется выносливой и упорной, сможет достигнуть хороших результатов. Способность выдерживать поражения и оказывать пассивное сопротивление давлению противника в особой мере свойственна русскому характеру.
Сила Красной Армии заложена в большом количестве вооружения, непритязательности, закалке и храбрости солдата. Естественным союзником армии являются просторы страны и бездорожье.
Слабость заключена в неповоротливости командиров всех степеней, привязанности к схеме, недостаточном для современных условий образовании, боязни ответственности и повсеместно ощутимом недостатке организованности.
                                                                                           Кинцель
Fall Barbarossa, S. 79-80

ВПК США нужны Оппенгеймер и Бор, а не Raytheon и Lockheed Martin

Оригинал взят у das_foland в ВПК США нужны Оппенгеймер и Бор, а не Raytheon и Lockheed Martin
Оригинал взят у kub_kom в ВПК США нужны Оппенгеймер и Бор, а не Raytheon и Lockheed Martin

Роберт Оппенгеймер
Серия сверхдорогих и по сути провальных проектов ВПК США навела на мысли о существовании некоторого порога сложности, который если и преодолевается , то либо за счет ещё бОльшего финансирования (в разы) и затрат времени, либо за счет иных подходов к постановке задач и проектированию.

В чем может крыться причина неудач ВПК, которые привели к созданию противоракет GBI GMD, истребителей F-35, кораблей Zumwalt, уже порезанного самолета проекта AirBorneLaser, etc?

Collapse )